Умер Иван Скрипниченко

Немцов мост
Nemtsov Bridge

друзья, это #цинизм -а пост, в нем я
хочу поговорить о политике…
на днях в поликлинике умер Иван Скрипниченко, волонтер немцовского мемориала, на него на этом мемориале кто-то напал несколько дней назад и сломал ему нос, и мне искренне очень жаль, что Иван после этого нападения умер

его смерть сподвигла меня на написание этого текста,
итак, как я вижу российскую политику? со стороны, находясь вне ее?
а вижу ее я так:
никакой «оппозиции кровавому режиму» в России нет и, видимо, практически никогда и не было (именно — после ГКЧП), то есть, по моему скромному мнению, любое политическое движение всегда кто-то поддерживает из людей, обладающих реальной властью и реальными ресурсами;
я уверена, в реальности — в кабинетах, в офисах и на улицах — идет некая «война элит» между собой, а пешки в ней — гражданские активисты, которые этим элитам подконтрольны через своих людей (кураторов «гражданского протеста»), вне этих кругов возникают периодически какие-то наивные одиночки (так называемые лохи, тк их никто и никогда защищать не будет), но их, как правило, быстро съедают конкурирующие группы активистов, ходящие под «кураторами» (мой арт-марафон — яркий пример такой независимой одиночной инициативы) — ну, чтоб не мешались под ногами и не мешали бороться за власть, причем надо четко усвоить: если какой-то человек — вне какой-либо тусовки, он(она) — потенциальная жертва — всегда!!! его(ее) спишут быстро и так же быстро забудут

гражданские активисты — это чаще всего немосквичи, вынужденные платить за снимаемое жилье в Мск немалые деньги, а для активистов-москвичей протест — это некая тусовка, клуб (кому за 30, 40, 50 и тд), где можно найти себе пару, молодые девушки (из Подмосковья, например, или еще жестче — приезжие) тусуют в этом клубе и находят себе небогатых папиков за какие-то мелкие ништяки, ведь что еще может дать 20-летней красивой небогатой девушке 60-летний небогатый и некрасивый пенсионер, пишущий в свободное от активизма время пламенные «гражданские» стихи о свободе и братстве? «Пока свободою горим, пока сердца для чести живы»? ну, биг-мак ей принести и кока-колу пару раз, это максимум… жену, детей и внуков ради нее он все равно не бросит, в своей квартире все равно ее не пропишет, сколько бы красивых слов о любви он ей не наговорил

зрелые активистки в годах (и с избытком свободного времени), судя по всему, в протесте тоже не просто так, они здесь ищут себе секс, любовь, пару, но, видимо, безрезультатно — их ровесники предпочитают девушек посвежее … помню, на монтаже выставки в Зверевском один бравый дежурный на пенсии сетовал мне на то, что 20-летняя девушка-дежурная. кокетничает не только с ним, но и двумя другими мужчинами одновременно, какой же жесткий удар получила самооценке пламенного немолодого революционера, грусть-печаль

феминисток среди «дежурных моста» я за год так и не встретила, ни одной!
все женщины-волонтерки моста оказались наимахровейшими патриархалками и мизогинками в вечных поисках «женского счастья» и «мужского внимания», такие не собственной жизнью живут, а бесконечным ожиданием — «большой и светлой любви»

как-то помню, стою я на мосту, дежурю, подходит ко мне Анна Борко (Anna Borko) (Анечка, прости, человек умер, промолчать не получается) и говорит «Лена, ты так теперь плохо выглядишь, ты же художник, а не политик, уходи с моста!» …
другой человек (Алек Эпштейн) назвал мой арт-марафон «коммерчески-ориентированной» акцией — вот это, пожалуй, самое смешное — думать, что кто-то из небедных друзей Немцова бросится скупать мои портреты, вешать их в своих хоромах и любоваться Борис Ефимычем день и ночь… вижу, что Алек — это типичный небогатый интеллигент, слабо представляющий себе образ мыслей людей, у которых ВСЁ уже есть и которым портреты Немцова — это как ненужная туалетная бумага, которую лишь идеальный и первоклассный маркетинг мог бы сделать действительно ценной вещью, но таких маркетологов в России нет, а за рубежом — да кто ж там Немцова знает? уже почти никто, да и знал ли хорошо когда? если не прислушиваться к «искренним» завываниям немцовских сектантов, а спокойно оглядеться вокруг и почитать, что писали о суде Илларионов, например, или Дмитрий Борко (Dmitry Borko), или Игорь Мурзин, можно сделать смелый вывод — правда об убийстве Немцова никому в России вообще не нужна, она не нужна даже его детям и его женщинам,
что же говорить тогда о других людях? а сама «память о Немцове» — это игральная карта, которая, конечно, имеет некую политическую ценность и ею вот уже 2 года пытаются играть как полноценным козырем все, кому не лень, но игра все равно не идет, знаете почему? потому что эта карта крапленая, а сама игра — бесчестна, начиная с вечера 27 февраля 2015 года

короче, вот это лицемерие и этот пофигизм, смешанный с пафосным враньем, и убили бедного Ваню Скрипниченко,

да будет земля ему пухом!

всех обнимаю

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s